Пожар, баба Варя и бывшая коммуналка: невероятная история днепровской «Арт-квартиры» (ФОТО)

Одно из культовых мест Днепра, которое по праву можно считать городской культурной меккой, – “Арт-квартира”. О нем знает каждый, кто хоть немного интересуется современной музыкой, литературой и общественной жизнью. Відкритий побывал там, чтобы рассказать о жизни “Квартиры”, которая скрыта от посторонних глаз.

Фото Відкритий

Об интервью с руководителем арт-центра мы договорились во время фестиваля творчества участников боевых действий “СТІЛ” 6 декабря. Встретились несколько дней назад. Алексей Растяпин, архитектор, художник и совладелец “Квартиры”, пригласил пообщаться на уютный чердак заведения.

Здесь, среди сотен книг об искусстве, дисков, подаренных заезжими и выступавшими тут исполнителями, и антикварной мебели мы поговорили о вечном. О том, как создавался и развивался проект, о влиянии политической ситуации на происходящее в нем и неприбыльности культуры. Интеллигентная беседа в спокойной обстановке – в самом центре Днепра. Уходить не хотелось. Обязательно вернемся!

Алексей, давайте начнем с самого начала. Когда и как возникла идея создать подобное место? Кому оно принадлежит?

– Когда мы были молоды, вместе с женой вместе занимались в театре. В результате, с появлением возможностей, появилась и идея о создании подобного места.

Какова история «квартиры» относительно этого дома, ведь он построен в конце позапрошлого века?

– 25 лет назад тут была коммуналка на шесть комнат. Все они в какой-то момент принадлежали некоей бабе Варе. Один из ее сыновей работал в брежневском аппарате в Москве. Похоже, бабе Варе стало скучно, и она поселила в комнатах квартирантов, простых рабочих. Сапожника, дворника и так далее, и даже прописала их всех у себя. Бабуля была, знаете ли, с огоньком. Правда, оказалась никому особо не нужна. Ее невестки приезжали всего раз, да и то лишь для того, чтобы вывезти восемнадцать чемоданов всякого добра. Сама баба Варя их не слишком-то интересовала. Ей они оставили тумбочку и кровать. А когда женщина заболела и стала слаба рассудком, моя семья полтора года ухаживала за ней. Позже нам удалось выкупить часть помещений у прежних хозяев, прописанных в коммуналке, и постепенно создать то, что вы видите сейчас.

Сколько на это ушло времени?

– Больше года. Сначала сделали второй этаж, затем чердак, следом за ними первый этаж. Помогали друзья, городские музыканты и художники. Проектом занимался я сам. Сын выступил прорабом. Но не проработали и года, как сгорели. У нас случился пожар, и второй этаж вместе с чердаком были полностью уничтожены. На восстановление ушло еще около года. Мы многое отстраивали сами. Как архитектор могу сказать, что сделать перекрытия с нуля оказалось даже проще, чем реконструировать старые.

Что самое ценное погибло в том пожаре?

– Коробка с фотопленками моего самого близкого друга, которого уже нет с нами. Диски. Особенно жалко было несколько из них. Они не были раритетными, они были моими любимыми. И я тогда понял: зачем иметь сотню дисков, если жалко – всего-то два или три? Так обычно и бывает, нужно заполучить гору всего, чтобы оценить ценность чего-то одного. Это был важный для меня опыт.

Какие мероприятия первыми прошли в стенах арт-центра?

– Выставка харьковского художника Павла Макова. О ней даже в Москве написали. С акцентом на наш адрес, а тогда он был таким – Красная площадь, 3. Сейчас мы – площадь Троицкая.

А почему – «Квартира»?

– Да потому, что квартира и есть. Здесь можно не только выступать, но есть и гостевые комнаты. У нас останавливались ребята, которые здесь же и выступали, в основном музыканты.

Фото Відкритий

Дизайн подсмотрен на Западе?

– Ни в коем случае. Я, как архитектор, исходил из того, что это старинное здание, и важно сохранить его аутентичность в дизайне. Часть внутренней стены и потолка подъезда, на которых сохранились оригинальные рисунки, я преднамеренно оставил в том виде, в каком они существовали всегда. Это фрагменты. Лепнина, которую вы видите на стенах – тоже оригинальная. Правда, изначально она была расположена в другом месте, но отвалилась. Я бережно поднял, восстановил и украсил ею интерьер. Дух этого места – арт-пространство, в котором уютно читать, говорить с интересными людьми, общаться с полотнами, контактировать с музыкой, а также история здания, – определили его вид. И, слава богу, до сих пор определяют настроение и содержание.

По словам Алексея, многие антикварные элементы куплены на барахолках или найдены на городских свалках

Фото Відкритий

Какие мероприятия чаще всего проходят в арт-центре “Квартира”?

– У нас есть три зала. Один на первом этаже, и еще два на втором. В любом из них, по желанию артистов, можно показывать театральные представления, проводить музыкальные концерты, лекции, выставки и литературные читки, смотреть кино.

Фото Відкритий

Какая музыка никогда не звучала в арт-центре “Квартира”?

– Попса. Однозначно. Ее здесь никогда не было. И смею надеяться, что и не будет (смеется).

Фото Відкритий

Вы поддерживаете украинских исполнителей, ведь рынок украинской музыки, как известно, стремительно развивается последние пять лет?

– Конечно. Кого-то приглашаю сам, кто-то выходит на меня. Вернее, менеджеры музыкантов. Например, здесь уже выступали Vivienne Mort, когда еще не были настолько популярны.

На каких условиях молодые артисты могут выступить у вас?

– У нас платный вход на концерты, а значит, после них появляется какой-то бюджет. Его часть всегда отходит к музыкантам. Я не могу гарантировать, что заработок будет высоким, ведь музыка – продукт своеобразный. Но я никогда не требую оплатить аренду сцены наперед. Ребята просто могут приехать и выступить. Единственное условие – качество музыки.

Фото Відкритий

А какие знаковые музыканты и личности побывали здесь?

– Их сотни. Ну хорошо, первые кто приходят на ум… Один из лучших джазовых контрабасистов мира, американский джазист Рэй Браун младший, сын Эллы Фицджеральд и Рея Брауна. Композитор фильмов Джима Джармуша. Известнейший джазовый композитор и мультиинструменталист Давид Голощекин. Pianoбой привозил сюда свой первый авторский проект. Многих из этих людей пригласила сюда Оля Володина, бессменный арт-менеджер на протяжение десяти лет работы “Квартиры”. Ей удавалось легко определить, станет ли проект популярным. Мне же проще предсказать будущее театра или выставки. Писатели Лесь Подеревянский, Сергей Жадан, Дина Рубина, Юрий Издрык презентовали здесь свои книги.

Фото Відкритий

Можно ли зарабатывать культурой?

– Нет, что вы. Позволю себе об этом почти цитату писателя Жадана. В одной и статей он пишет, что работникам культуры не следует сотрудничать с политиками и стартовать проекты на длительный срок. А вообще, если есть желание зарабатывать – стоит подумать о том, чтобы уйти в любую другую сферу. От истины это недалеко.

Назовите культурную столицу Украины?

– Для меня это Харьков. Там существуют внутренние связи между культурными поколениями и творческими пластами. Этого нет в Днепре. Киев, Львов и Одесса в большей степени ориентированы на туристически продаваемый культурный продукт. Это упрощенный вариант культуры. Масс-маркет, если хотите. Глубокий культурный андеграунд в его чистом виде – в Харькове.

Фото Відкритий

Изменила ли война на Востоке Украины жизнь “Арт-квартиры”?

– Несомненно. До того, к нам приезжали многие российские исполнители, и первое время мы не понимали, как теперь вообще работать. Но время шло, и сегодня к нам обращаются украинские авторы. Жизнь продолжается. Кроме того, здесь проводятся волонтерские акции и даже внутренние встречи наших волонтеров. Если ребята обращаются, мы никогда не отказываем им. 

Общалась Ольга Смирнова

Фото Відкритий

Фото Відкритий

Фото Відкритий

Фото Відкритий

Фото Відкритий

Фото Відкритий

Фото Відкритий

Фото Відкритий

Фото Відкритий

Фото Відкритий

Фото Відкритий

Фото Відкритий

Фото Відкритий

Фото Відкритий

Фото Відкритий

Фото Відкритий

Фото Відкритий

Фото Відкритий

Фото Відкритий

Фото Відкритий

Фото Відкритий

Фото Відкритий

Фото Відкритий

Фото Відкритий

Фото Відкритий

Фото Відкритий

Оцените этот материал: