Владимир Богонис об акциях протеста, радикалах, кастрации насильников и общественной безопасности в Днепре

После убийства в Переяслав-Хмельницком сотрудниками полиции пятилетнего мальчика Украину охватила волна акций протеста. Люди требуют справедливого расследования и наказания виновных. В эфире программы «Шах и мат» на телеканале Відкритий заместитель начальника Главного управления Национальной полиции в Днепропетровской области Владимир Богонис рассказал о проблемах, которые существуют внутри правоохранительной системы.

— Об акции под стенами Главного управления Нацполиции в Днепропетровской области, фаерах и балаклавах.

— Общество встревожено данным событием. И я абсолютно понимаю настроение общества. Фаера — это не совсем незаконно. Это нарушает административные нормы, но вопрос до конца не урегулирован. Что касается надписей, то это нарушает закон. Статья 152-я Кодекса об административных правонарушениях — нарушение благоустройства. Она не предусматривает задержания. Решение в подобных случаях принимает админкомиссия городского совета. Однако, с учетом напряжения в обществе, я считаю, что наказание в данном случае является нецелесообразным. Но как полицейские мы были обязаны остановить правонарушение, а потому сама надпись была смыта. Все остальные вещи, которые были принесены под Главное управление, мы оставили. Ношение балаклав также не регулируется законом.

— О взаимодействии с радикальными общественными формированиями.

— У нас нет проблем с этими ребятами. Это радикально настроенные молодые люди. Они неоднократно использовали балаклавы. Когда я с ними общаюсь, говорю: «Я вас всех знаю в лицо, знаю поименно, знаю, где живете, номера телефонов». Но у них есть координаторы, которые считают, что именно так необходимо выражать свой протест. Если мы будем иметь потребность привлечь их к ответственности, то балаклава их не спасет. И в принципе они это понимают. 23 августа 2018 года министром Аваковым был подписан Приказ № 706, согласно которому Украина переходит на проактивную модель охраны общественного порядка во время общественных мероприятий. Раньше мы двигались по реактивной модели — реагировали на определенные события. Сейчас же мы к ним готовимся. Для того, чтобы помочь организаторам провести акцию законно. Этот приказ дал нам возможность более тесно общаться со всеми общественными формированиями и организациями. Я прекрасно знаю актив этих организаций, а они знают меня. И я всегда буду выходить на любые акции и вести диалог.

— Об убийстве пятилетнего мальчика в Переяслав-Хмельницком и системных проблемах в правоохранительной системе.

— Существует проблема системы. Вероятно, что все началось с Врадиевки (групповое изнасилование и убийство сотрудниками МВД Ирины Крашковой в 2013 году, — ред.). Но необходимо признать, что такие факты имели место и ранее. Просто их замалчивали. В данной ситуации трагедию никто не замалчивал, эти сотрудники были задержаны своими же коллегами. Не обществом, не другими службами. И уже на следующий день они были переданы сотрудникам Государственного бюро расследований. Да, есть проблемы. Из трех тысяч полицейских, которые были уволены за некомпетентность, 85 процентов были восстановлены в должности по решению суда. Потому проблема системная. Необходимо проводить судебную реформу, продолжать полицейскую реформу. В первую очередь необходимо реформировать ювенальную превенцию. Она должна быть более активна. 12 июня в Днепре начнет работу учебный центр по подготовке специалистов по правам человека.

— О Кодексе поведения полицейского.

— Такой кодекс на самом деле есть. Полицейский, в первую очередь, госслужащий, и он должен понимать эту ответственность. Он должен быть полицейским не только на работе, он должен быть полицейским в жизни.

— Об ужесточении наказания за изнасилование.

— На сегодня у нас уголовная ответственность за изнасилование достаточно серьезная. Но есть две нормы, на которых настаивают полицейские. Во-первых, это химическая кастрация тех, кто изнасиловал несовершеннолетнего ребенка. Во-вторых, необходим открытый реестр насильников. Для того, чтобы все знали, что такая особа проживает рядом. Это вопрос к законодателям. Проекты законов давно лежат в Верховной Раде.

— Об общественной безопасности в Днепре.

— Касательно грабежей и разбоев. За последнее время фиксируем их снижение на 45 процентов. Уменьшилось количество угонов авто. Я считаю, что на улицах стало безопаснее. Однако в Днепре криминогенная ситуация хуже по сравнению с ситуацией в области.

Читайте также: Сергей Рыженко о ранениях Яроша и Семенченко, лечении сепаратистов и реабилитации украинских бойцов.


Читай новости первым! Подписывайся на "Відкритий" в Facebook и Telegram.