«Днепр мне близок по духу»: губернатор Александр Бондаренко дал первое интервью

Новый глава Днепропетровской областной государственной администрации дал первое интервью. В эксклюзивном материале Відкритого читайте ответы Александра Бондаренко на ряд вопросов, которые вот уже неделю интересуют жителей Днепра и области.

Во время своего официального визита в Днепр президент Владимир Зеленский представил нового главу Днепропетровской областной государственной администрации. Им стал молодой и ранее неизвестный широким массам Александр Бондаренко. Из-за его непубличности в СМИ было много противоречивой информации, поэтому журналисты Відкритого обратились за ответами лично к новому главе ДнепрОГА.

— С депутатами областного совета уже встречались? Как настроен депутатский корпус?

— Мы будем встречаться на следующей неделе, будем знакомиться, встречаться с лидерами фракций. Также на следующей неделе будет встреча с депутатами Верховной Рады Украины, потому что на этой неделе они заседали в комитетах, на следующей неделе у них прием в их округах, приезжают днепровские и областные депутаты, которые уже сейчас в Верховной Раде. Будем общаться.

— А к депутатам Днепровского городского совета планируете наведаться?

— Если пригласят, то да, почему нет.

— Александр, Вы уже шесть дней в статусе председателя областной государственной администрации. Как чувствуете себя в губернаторском кресле?

— Чувствую себя очень активно. Каждый день начинается с совещаний, знакомства с руководителями департаментов. Около 8:00 я приезжаю, около 22:00 заканчиваю свой рабочий день. Поэтому сейчас идет активный период анализа информации, сбора данных, где у нас есть проекты, что профинансировано, что нет. То есть, безумное время, неистовая неделя, очень много встреч.

— Разочарования пока нет?

— Нет, я знал, куда иду, зачем. Знал, что это будет программа развития. Что будет сложно, что будет какое-то сопротивление. Поэтому с точки зрения разочарования — не с точки зрения каких-то моральных проблем — да, но я был готов, поэтому, в принципе, нормально. Я привык к изменениям, некий агент изменений или менеджер изменений. Когда ты что-то меняешь, то сразу сталкиваешься с каким-то сопротивлением людей, систем, процессов. Я с этим сопротивлением работаю постоянно.

— Вам как успешному бизнесмену зачем политика, зачем поход во власть?

— Это такой своеобразный челлендж, новый вызов для себя, профессиональный вызов. Эта должность — большой профессиональный прыжок. Ты управляешь предприятием — понятно: есть отдел финансов, юридический, продаж, маркетинга. А здесь у тебя целая область — масштаб несопоставим. И ты не сможешь — если ты не Илон Маск — достроить свою компанию за пять или десять лет такого масштаба, как целая область. Поэтому это профессиональный вызов для всей команды Кабинета Министров, Офиса президента. Это — вызов профессиональный и к качественным изменениям.

— Когда Вы поняли, что хотите возглавить какую-нибудь область? Или сразу знали, что возглавите Днепропетровскую?

— Нет, я подавался через программу «ЗеЛифт» на несколько должностей. Они были в разных городах — и в Киеве, где я в то время проживал, и в Днепре. Я знал, что будет такая возможность в Днепропетровской области, и поэтому, когда случилось так, что это будет Днепропетровская область, морально был готов. Но я подавался на несколько позиций экономического направления.

— Не размышляли уже, когда речь шла о Киеве, о неродной для вас области?

Не размышлял. Во-первых, я до этого жил в Харькове. Здесь много друзей и полтора—два часа езды, поэтому я здесь часто был. Днепр мне близок по духу. Во-вторых, это — крупный промышленный город, быстрый, экономически активный. В-третьих, я здесь часто был в командировках, здесь очень много компаний-партнеров. Поэтому этот город мне близок по духу.

— Много пришлось пройти собеседований?

— Это — целый процесс. Да, много. С разными людьми. Было сканирование резюме, анкет. Это можно посмотреть на сайте «ЗеЛифт». И сейчас мы аналогичный процесс будем устраивать для председателей районных государственных администраций: кандидаты заполняют анкеты на сайте «ЗеЛифт», затем идет скрининг по анкетам. Кандидатов, прошедших первый скрининг, приглашают на собеседование к аппарату нашей государственной администрации. После еще одного скрининга и собеседований — ко мне. И уже потом мы подаем достойных кандидатов на собеседование в Офис президента. Это — очень прозрачный, четкий процесс отбора квалифицированных руководителей.

— Для Вас это первый политический опыт? До этого не были депутатом?

— Нет, не был ни депутатом, ни чиновником. Не был и главой какого-либо госоргана.

— Но хотели?

— У меня был опыт работы в парламенте. Я проходил стажировку в Верховной Раде по программе USAID в 2007 году в комитете по финансам и банковской деятельности. Это первый опыт был. Была также стажировка в Счетной палате Украины (поскольку я финансист, мне это было близко). Также были стажировки в Вашингтоне для молодых политических лидеров — программа обмена опытом. Первый этап — сразу после университета. Потом я пошел работать в международных и украинских компаниях, получил опыт в бизнесе. И всегда был активен в общественной деятельности — основал несколько общественных организаций, ассоциаций выпускников Киево-Могилянской академии.

— Общественные организации занимались каким направлением? Боролись против произвола, против коррупции? Были ли какие-то экологические акции?

— Я был основателем и некоторое время вице-президентом общественной организации, которая занимается обменом студентов между Украиной, Польшей и другими восточноевропейскими странами для повышения их профессиональной квалификации. Мы делали мастер-классы с бизнесменами, с топ-менеджерами, с политиками, чтобы повысить профессиональный уровень студентов, которые выходят на выпуск. Ассоциация выпускников Киево-Могиляснской академии — это классическая нетворкинг-организация, где мы делали благотворительные проекты и для студентов, и для преподавателей университета. Во второй моей alma mater — Народной украинской академии в Харькове — я тоже был в совещательном совете и ассоциации выпускников.

— Сейчас есть в политике люди, которые проходили стажировку в Вашингтоне вместе с вами?

— Были и есть. Есть люди, с которыми я проходил стажировку в украинском парламенте по программе USAID. Так что эта тусовка, которая была причастна к общественному сектору, так и осталась активной. Просто меня там не было лет 10—12, а они там были. Сейчас они работают народными депутатами, кто-то — замминистра, кто-то — в органах юстиции и правопорядка. Эти люди остались, и мы поддерживаем связь.

— Избранных депутатов от партии Зеленского учили, чтобы они знали, как работать в Верховной Раде Украины. Учат ли губернаторов?

— Учат.

— То есть Вы прошли какой-то курс молодого губернатора?

— Я читал очень много и готовился теоретически. Практическое обучение от «Слуги народа» будет несколько позже, когда сформируется вся команда губернаторов и председателей районных государственных администраций. Это естественный процесс, и это нужно делать. Это только плюс и преимущество новой команды Зеленского, потому что инвестиции в образование — это самые лучшие инвестиции, и тем более они хороши для публичного сектора. Мы занимаемся «public policy» — менеджментом публичного сектора — и тут без образования никак. Это — самое главное, что делает новая команда.

— Кто помогал принять решение стать председателем областной администрации?

— Конечно же, это моя семья, жена и друзья. Я общался, спорил.

— Никто не говорил: «Зачем туда идти?»

— Всегда есть люди, которые будут говорить «зачем?». Но если мы говорим о близких друзьях, которые понимают меня как личность, то да, это будет сложно, не будет ничего простого, быстрых побед, не жди этого, но ты должен это пройти.

—Вы абсолютно новая личность, о вас ничего не известно. СМИ по крохам собирают какие-то слухи. Уже прочитали что-то, не соответствующее действительности?

Да, так как у меня популярное имя и фамилия, очень много совпадений. Были статьи, что я выпускник юридического какого-то факультета. Но я финансист Киево-Могилянской академии. Также писали, что я работал в пенсионном фонде, но это тоже был не я. Какие-то совпадения были, но я не вижу в этом ничего критичного, журналистская работа сложная, нужно находить разные источники. К тому же я не был активным в какой-то публичной деятельности, и это тоже нормально. Я понимаю журналистов, не нужно из этого делать что-то критичное. Для меня главное, чтобы результаты моих действий освещали правильно, а то, что не могут найти обо мне информацию, — её будет больше.

— Не могу не спросить о том, что ваша жена является гражданкой России. Это так?

— Да, это так, я сам об этом написал. Я никоим образом этого не скрывал. Это информация с моей декларации. Журналисты очень корректно это осветили. Мы познакомились с женой в международной компании, где работали в разных отделах, поэтому так случилось. Но она у меня татарка — очень близка к нам по духу, в Украине крымских татар очень много. Мне очень нравится эта культура, я люблю этих людей. Ну так случилось, что она имеет такое гражданство. Это не значит, что мы ничего не делаем. Она сейчас живет со мной, проводятся все процедуры, чтобы она получила гражданство. Это следующие логичные наши шаги.

— Не боялась она к вам ехать в Украину, в связи с событиями на Востоке?

Нет, потому что мы находимся в одном информационном поле — нашем, украинском. Мы постоянно обсуждаем какие-то общественные события, явления. Никаких споров не было, она на нашей волне. Поэтому проблем не было, у нас одна позиция.

— Вы сами сказали, что были не публичны. И если посмотреть на вашу страничку в соцсетях, последняя запись там датируется 2014 годом, а потом в сентябре этого года вы сменили фото обложки. Что вы делали эти пять лет? Или там было что-то, что вы удалили?

Там есть много всего, просто эти публикации видят только те люди, которые есть у меня в друзьях в Facebook, это настройки такие. Я очень активный пользователь Facebook, но это видят только мои друзья. Я постоянно какие-то встречи инициирую, предлагаю какие-то идеи. Но не на публику. Со временем будет публичная страница, я там буду и о себе рассказывать, чтобы не было этого вакуума. В нынешней ситуации не очень корректно главе ОГА находиться в информационном вакууме.

— Будете сами отвечать на вопросы?

По-разному. Например, кто-то вчера пробился в мой личный профиль. Отец ребенка, который не доволен ремонтом 126-й школы. Мы утром сразу поехали с командой, я решил сам посмотреть. Мы нашли там некоторые проблемы, об этих событиях написали. Будут ускорены работы по реконструкции стадиона, детям сейчас просто негде бегать, нет покрытия. И в самой школе некоторые кабинеты еще не отремонтированы. И это был сигнал отца, который просто мне написал. Но так не будет всегда, если мне напишут сразу 500 человек… На следующей неделе у нас будет четыре сессии по общению с населением, две тут, в этом помещении, и два приёма на выезде: в среду Павлоград, в пятницу — Царичанка. Мы будем встречаться с людьми, слушать, какие есть проблемы, и фиксировать. Создавать план мероприятий по решению проблем. Будет открытая коммуникация с властью, насколько это возможно.

— Вы самый молодой глава ОГА, как чувствуете себя в этом статусе? Днепропетровская область — очень непростой регион, как вы сказали, тут очень много промышленных групп и групп влияния. Как планируете договариваться?

Да, это действительно очень непростой регион. Это правда. Несмотря на мой возраст, я понимаю, что нужно балансировать. Но между чем мне балансировать? У меня четкие задания от президента, от страны — это аэропорт, это дороги, инфраструктура, экология. Очень четкие и прозрачные задачи. Ну и общее — навести порядок и максимально оптимизировать все процессы, использовать деньги налогоплательщиков эффективно и по назначению. Я для этого сюда и пришел, на пользу людям, населению, ОТГ. Я иду навстречу интересам людей.

— Ваши предшественники тоже говорили об инфраструктуре, дорогах. А сегодня уже есть информация о злоупотреблении бюджетными деньгами. Вы изучали, в каком состоянии вы принимаете дела?

Личные еще я не изучал, я изучал проекты и программы, которые мы приняли. Это очень много проектов и больше 300 объектов социальной инфраструктуры, очень много дорог, которые сейчас в реконструкции. Мы еще в процессе. Нам нужно еще пару недель на аудит. В этом проблема, нет общей единой системы, в которой ты можешь посмотреть информацию. Мы собираем это все по отделам, управлениям, потом сводим, сопоставляем информацию. Это очень сложный процесс. И наша задача — привести в порядок систему, чтобы отчитаться перед налогоплательщиками, куда ушли их деньги.

— Сейчас жителям Днепра очень сложно добраться, например, в столицу. Дорог нет, аэропорта нет, железная дорога — последняя надежда. Какой есть выход из этой ситуации?

Должен быть и аэропорт, и дорога на Киев — эта через Решетиловку, которая сейчас ремонтируется. Но там есть огромный кусок, который нуждается в реконструкции. Наше задание — выбить деньги в 2020 году на достройку этого участка. Сейчас мы проведем инвентаризацию, сколько километров качественного покрытия не хватает. А аэропорт — это отдельный вопрос. Нет свежего актуального проекта, его нужно разработать. Там было несколько вариантов: или это новая полоса, или реконструкция старой, или вообще куда-то переносить. То есть, нужно сделать проект, сейчас мы уже понимаем, каким он будет. Второе — нужно начать строить. И это не один год, потому что с нуля будет построен новый терминал.

— В Днепре? Или нельзя сказать где?

Актуальная версия — в Днепре, на участке, где сейчас старый аэропорт.

— Но это очень дорого и очень долго.

Я вам позже скажу более точную информацию о деньгах и сроках. Когда мы со строителями и проектантами сможем определиться. Понимаете, это первая неделя. Что я вам сейчас могу обещать? Уже через пару месяцев мы будем чётко понимать о сроках, бюджете, кто будет строить. Нужно еще конкурс провести на проектировку. Есть определенная процедура, в сфере госфинансов она сложнее, чем в коммерции, потому что больше требований и сама процедура дольше.

— Планируете ли вы вести диалог с мэром Днепра Борисом Филатовым? Налаживать отношения  и сотрудничество?

Мы уже встречались вчера с господином Филатовым. Обсудили задание президента по поводу Нового моста, там есть моменты, которые еще нужно доделать. В принципе, у нас есть четкая позиция — открытый диалог и исключительно профессиональные отношения. Если нужно будет идти в горсовет и о чем-то договариваться — я пойду, не вижу в этом проблемы. Но сейчас у нас все спокойно, нейтрально, профессионально. Я настроен позитивно, у нас есть некоторые проекты, которые мы совместно финансируем: областным и городским бюджетом. Поэтому будем сотрудничать.

— Напоследок хочу спросить, будете ли вы дружественным губернатором ко СМИ? Как часто будете встречаться с журналистами и отвечать на их вопросы?

Я буду стараться быть дружественным… Мы будем делать пресс-конференции, думаю, раз в квартал, чтобы знакомить людей с широким кругом вопросов. А так с выходом моей команды будем налаживать плодотворное сотрудничество: будете иметь доступ к пресс-службе, к приемной, к заместителям и ко мне. Мы с вами сейчас спокойно общаемся, я открытый человек. Главная просьба к журналистам — чтобы мы говорили о вещах профессиональных, о проектах, об экономике. Чтобы нас не отвлекали какие-то вещи вне работы. Я настроен профессионально работать. Если будет какая-то информация, которая поможет мне лучше сориентироваться, я буду благодарен, если журналисты мне подскажут.  Потому что сейчас любая информация по поводу области очень важна для меня.

— Кто будет вашей командой? 

— Тут будут и представители Днепропетровской области. Конечно я вижу, что есть люди, с которыми мы работаем на совещаниях, они очень профессиональны на своих участках работы. Также появятся представители Киева и Харькова, с которыми я работал, если они пройдут конкурс. Мы всех запускаем через конкурсную программу. Думаю, это будет микс людей из Днепра, из госсектора, из бизнеса, у нас нет ограничений. Главное, чтобы люди были квалифицированные, порядочные, честные, работали на результат, были эффективны и преданы области и жителям. Я буду набирать таких людей. Днепряне — в приоритете, потому что они лучше знают ситуацию.

Оцените этот материал: